Вход в систему

Полезные публикации

Спонсоры проекта

офисные кресла

Оптимальный энергобаланс для Казахстана

Основу энергетики Казахстана составляет уголь. А в структуре запасов первое место у урана. Тем не менее, пока речь идет о смене угольного уклада Республики на газовый… а не на атомный

 

XX век стал веком возвеличивания нефти и кратного снижения роли угля в экономике. Если сто лет назад его доля в мировом энергобалансе составляла 90%, то сегодня она снизилась до 23%. И снижение продолжается. Зато доля нефти с 3,5% выросла почти до 39% (в структуре потребления первичных энергоресурсов). Сегодня нефть – главный игрок на энергорынке. Однако и она вслед за углем начинает сдавать позиции.
Можно говорить, что за последние 10 лет ее доля снизилась на 2-3% (см. рис. 1). Зато доля газа сейчас активно увеличивается. Многие аналитики считают, что буквально через несколько лет газ станет главным в углеводородной триаде. Существует прогноз, согласно которому уже в 2020 году доля газа в мировом энергобалансе превысит 47%, а совместная доля угля и нефти будет в районе 40%.
Причины смены угольного уклада на нефтяной и далее на газовый понятны – истощение удобных месторождений, развитие технологий и экологический аспект.
 
Казахстан угольный
 
Ситуация на энергетическом рынке отдельно взятого Казахстана довольно сильно отличается от общемировой. В Республике основу энергетического баланса составляет уголь. Причем его доля в балансе, весьма велика (рис. 1). Этому есть логичное объяснения – Казахстан располагает огромными запасами угля, чья добыча обходится достаточно дешево. И казахстанские экономисты признаются, что учитывая величины запасов угля и соответствующих мощностей, экономической альтернативы углю в национальной энергетике на обозримую перспективу не существует. 
 
 
Рис. 1 Структура потребления первичных энергетических ресурсов в начале ХХI века
 
 
 
Казахстан атомный
 
Эксперты Министерства индустрии и торговли Республики Казахстан (МИТ РК) составили прогноз, согласно которому к 2030 году роль углеводородов в энергобалансе страны сократится, чуть ли ни вдвое (табл. 1). Если прогноз сбудется, то можно будет говорить о том, что Казахстан из угольной экономики шагнул прямо в постгазовую (минуя нефтяную и газовую). Вполне, кстати, реалистичный сценарий. Остается только выяснить, а зачем Казахстану это надо?...
Вопрос не такой уж наивный. Как уже говорилось, запасы угля и стоимость их добычи в Казахстане, как правило, легко перекрывают по экономической эффективности другие виды энергетических ресурсов. Запасы других углеводородов так же достаточно велики.
 
Табл. 1 Структура энергопотребления в Казахстане в 2030 гг. (прогноз МИТ РК)
 
 
Как замечает старший научный сотрудник Отдела экономических исследований Казахстанского институт стратегических исследований при Президенте РК Бэла Сырлыбаева, по общим разведанным запасам углеводородного сырья Казахстан входит в первую десятку мировых лидеров. Собственно, даже авторы перспективного энергобаланса (описанного в табл. 1) считают, что в обозримом будущем (т.е. спустя много лет после обозначенного 2030 года), дефицит углеводородов Казахстану не грозит. Запасов хватит и для собственного потребления и на экспорт. Следовательно, смена энергетического уклада в стране должна быть вызвана не только и не столько угрозой возникновения дефицита. Данный момент Бэла Сырлыбаева комментирует так – Каменный век на Земле кончился не потому, что закончились камни. Просто появились новые технологии. Изменение соотношения различных видов используемых энергоресурсов происходило в истории человечества много раз. Однако причиной замены старых источников энергии на новые являлось не физическое исчерпание прежнего энергоресурса, а его сравнительно малый энергетический потенциал, недостаточный для обеспечения растущих потребностей общества. Так же большое значение имеет рост затрат на производство и эксплуатацию «старого» источника энергии, в результате чего его использование становится нерентабельным.
Именно последнее в обозримой перспективе грозит угольной энергетике РК. Сегодня стоимость производства электроэнергии на угольных станциях в Казахстане самая низкая, по сравнению со станциями на других видах топлива. Но подобный уровень цены возможен только при отсутствии вложений в восстановление и модернизацию оборудования и невысокой стоимости экологических платежей за загрязнение окружающей среды. Однако, если оценить вред, который угольная энергетика наносит окружающей среде, она перестает быть самой дешевой. По предварительным оценкам, внешние затраты, связанные с воздействием угольной энергетики на экологическую обстановку и здоровье населения, составляют, примерно 7 тенге (1,5 руб.) на каждый киловатт электроэнергии.
Сам по себе вопрос экологии (без привязки к затратам на экологию) так же будет влиять на изменение расстановки сил на энергорынке Казахстана. И с этой позиции в сегменте углеводородов наилучшие перспективы у газа. Он дешевле нефти и менее дефицитен в условиях Казахстана. Кроме того газ имеет лучшие экологические показатели. При обычном сжигании газа выделяется вдвое меньше СО2 на единицу энергии по сравнению с нефтью и углем. Более того, бензин и дизтопливо из газа содержат гораздо меньше серы, азота и других опасных соединений, чем «нефтяное» топливо.
Из всего сказанного можно сделать вывод, что внутри углеводородной триады в энергобалансе РК, со временем, газ будет занимать все большую долю. Что касается роста доли возобновляемых источников энергии, то это общемировой тренд. А вот атомная энергетика заслуживает отдельного комментария. Данный вид энергетики развивают главным образом страны-гиганты – Китай и Индия, потребности населения и темпы роста экономик которых, углеводородные и возобновляемые ресурсы явно не в состоянии обеспечить. Перед Казахстаном такой проблемы не стоит. Тем не менее, по мнению экспертов Министерства индустрии и торговли РК, развивать атомную энергетику в Республике необходимо, чтобы сгладить имеющийся в настоящее время сильный дисбаланс между ресурсной базой и структурой энергетики (рис. 2). Из представленных диаграмм видно, что Казахстан не «нефтяная» страна, а «урановая». И предлагаемая структура энергобаланса, по мнению правительства, повысит надежность энергоснабжения государства и позволит обезопасить экономику от колебания цен на мировых рынках
Обобщенно можно назвать следующие предпосылки для развития энергетики Республики в направлении, указанном в табл. 1:
1. Затраты на экологию недопустимо удорожают угольную генерацию.
2. Необходимость снижения выбросов в атмосферу.
3. Приведение структуры энергопотребления в соответствие со структурой запасов первичных энергоресурсов.
4. Ограниченная энергоемкость активно использующихся сегодня видов первичных энергоресурсов.
 
Рис. 2 Соотношение структуры запасов и структуры потребления первичных энергоресурсов в Казахстане
 
 
 
Уголь казахстанский
 
Любопытно, что в реальности развитие топливно-энергетического комплекса Казахстана идет по пути, который может и не привести к намеченному результату. Подавляющее большинство (по мощности) презентуемых сегодня проектов новых генерирующих объектов, рассчитаны именно на использования угля. Недавно, перечисляя реализуемые и намеченные к реализации проекты, вице министр индустрии и новых технологий Республики Казахстан Дуйсенбай Турганов упомянул строительство новых угольных блоков на Экибастузской ГРЭС-2 (500 МВт), Балхашской ТЭС (1320 МВт), восстановление блока № 8 на Экибастузской ГРЭС-1 (500 МВт) и восстановление блока № 2 на Аксуской ГРЭС (325 МВт). Объектов, использующих иные источники энергии (не уголь) было упомянуто значительно меньше: Мойнакская ГЭС (300 МВт), Акшабулакская ГТЭС (87 МВт) и модернизируемая Шардаринская ГЭС.
Еще более яркую картину представил в своем докладе заместитель председателя правления по производству АО «Самрук-Энерго» Есберген Абитаев. Его компания наиболее активно работает в области введения новых генерирующих мощностей. Она, в том числе реализует большинство из упомянутых выше проектов. Так вот, анализ доклада Есбергена Абитаева, сделанного им в ходе Казахстанского форума энергетиков, показал, что компания реализует или готовит к реализации ряд угольных проектов общей мощностью 1880 МВт и ряд проектов неугольных (ПГУ, ГЭС, ВЭС) общей мощностью 600-650 МВт. То есть по вводимой мощности получается три-один в пользу угля.
 
Вид Балхашской ТЭС после введения новых мощностей
 
 
Нефть и газ
 
Напомним, что по общим разведанным запасам углеводородного сырья Казахстан входит в первую десятку мировых лидеров. Площадь перспективных нефтегазоносных районов составляет более 62% территории страны. Подтвержденные углеводородные запасы республики включают более 200 нефтяных, газовых, нефтегазовых и нефтегазоконденсатных месторождений. Утвержденные государственной комиссией по запасам резервы газа в Казахстане составляют 3,7 трлн. куб.м., что позволяет включить республику в первую десятку по данному показателю среди стран мира. При этом перспективные и прогнозные ресурсы оцениваются в 6-8 трлн. куб.м.
В структуре потребления первичных энергетических ресурсов Казахстана доля газа занимает сегодня лишь около 12%. Эта ситуация не может считаться приемлемой, учитывая величину газовых запасов страны и колоссальный экономический и экологический эффект от использования данного вида топлива. Поэтому Казахстану следует уделить приоритетное внимание развитию газовой отрасли экономики. Однако сдерживающим фактором освоения газовых ресурсов РК является то, что основная часть разведанных запасов газа Казахстана сосредоточена на нефтяных и газоконденсатных месторождениях. То есть добыча газа ведется попутно с добычей нефти и конденсата. Свободный газ содержат не более двух десятков месторождений. Поэтому до последнего времени добыча газа являлась сопутствующей деятельностью нефтедобывающих компаний. По сложившейся практике, добываемый попутно с нефтью газ сжигался на месте добычи или закачивался обратно в скважины для увеличения нефтеотдачи месторождений. Для нефтяных компаний подобные технологии были выгоднее, чем очистка и производство товарного газа или конечных продуктов его переработки. В итоге показатели реальных запасов газа в стране можно признать заниженными по сравнению с величиной заявленных запасов.
 
Возобновляемая альтернатива
 
По прогнозам экспертов к 2030 г. порядка 35% энергии в мире будет вырабатываться из возобновляемых источников. Использование возобновляемых источников энергии становится одним из важнейших трендов энергетики ХХI века. В связи с этим – считает Бэла Сырлыбаева – Казахстан уже сегодня должен предпринимать определенные шаги по развитию своего «альтернативного» энергетического потенциала. Иначе в среднесрочной перспективе республика получит не дифференцированную, а монофицированную структуру энергетики, сохранив уголь в качестве основного вида топлива.
Определенные шаги в этом направлении совершаются. Как сообщил Дуйсенбай Турганов, доля ВИЭ в производстве электроэнергии на сегодня составляет 0,5%. К 2014 году планируется довести этот показатель до, более чем 1%, что составит около 1 миллиарда кВтч в год. Всего же потенциал ВИЭ в Казахстане составляет около 1 триллиона кВтч в год.