Энергосбережение в законе

261-й Закон «Об энергосбережении» – это первый жесткий закон прямого действия такого рода, определяющий все сроки исполнения и наказание за неисполнение. У нас есть сумасшедший потенциал, если нам наступить на хвост, то мы быстро соберем мозги и найдем много вариантов снижения затрат, - полагает Владимир Шишкин, советник губернатора Оренбургской области.

Каждое предприятие, вступившее в саморегулируемое общество (СРО), должно иметь не менее четырех обученных на уровне высшего образования специалистов-аудиторов, либо имевших лицензию на аудиторские работы. На территории Оренбургской области действуют девять таких СРО. Но эти общества зарегистрированы в Уфе, Самаре... Невозможно в одной Оренбургской области сейчас собрать 25 предприятий, в которых будет по четыре аудитора. 100 готовых аудиторов у нас нет, и в нужные сроки мы их не подготовим. Если же мы их подготовим теоретически, то в практике они будут «никакие».

Кроме того, каждое предприятие должно иметь необходимый набор инструментов – тепловизоры, измерительные и т.п. Рынок, предлагающий эти инструменты, уже задохнулся, а импорт нам не поможет. Все каналы поставок, которые только можно было отработать, отработаны.

Когда наступит 1 января 2013 года, предприятиям, которые не прошли энергоаудит, придется платить штрафы. Но штрафы – это дело втрое. Самое главное, не будет выполнена задача энергоаудита. Для чего он нужен? Многие говорят – вот, кто-то опять придумал какую-то глупость. Но надо понимать, что энергоаудит является инструментом для разработки мероприятий по снижению затрат на энергоресурсы. Мы, российские предприятия, плетемся в хвосте. На сегодняшний день наши затраты энергоресурсов порой в пять, а то и в семь раз больше, чем в европейских странах. С учетом роста стоимости энергоресурсов (а ожидается существенный рост стоимости газа, энергетики тоже задирают тарифы) затраты на них будут настолько велики, что продукция окажется неликвидной и неконкурентоспособной.

Я думаю, что 261-й Закон – жесткий, это первый закон прямого действия такого рода, определяющий все сроки исполнения и наказание за неисполнение. Это пинок, если хотите. У нас есть сумасшедший потенциал, если нам наступить на хвост, то мы быстро соберем мозги и найдем много вариантов снижения затрат. Но эмпирически этим заниматься невозможно! Надо провести инструментальные обследования производства. Все видели диаграммы тепловизоров, и каждое яркое пятно на них – это огромные потери.

Представьте, что вы в своей квартире приоткроете форточку на сантиметр. Через два часа в комнате будет холодно. На зданиях есть огромное множество таких мест утечки тепла. Теплопотери и затраты на отопление производственных, офисных зданий достаточно высоки, энергоаудит всех зданий (и котельных в том числе) можно делать в зимнее «тусклое» время. Яркое солнце исказит картинку от тепловизора. А затем надо получить паспорт объекта и зарегистрировать его в Минэнерго.

Если вы разработали программу инвестиций в энергосбережение и энергоэффективности, и она утверждена соответствующим образом, и ваш проект прошел экспертизу, то с этим проектом идете в налоговую инспекцию, которая даст отсрочку платежей налогов на пять лет в размере 50% налогообложения. Этой поддержкой тоже надо воспользоваться.